Category: технологии

Category was added automatically. Read all entries about "технологии".

как бы это сказать в присутствии женщин.

Похоже, в Давосе Греф дал понять, что считает «Сбербанк» не заслуживающим доверия

Предлагаем Вашему вниманию перевод, на наш взгляд, шокирующего выступления Грефа в Давосе в 2021 году. Отвечая на стандартный в наши дни вопрос об этических принципах технологий искусственного интеллекта, Греф после стандартных же приветственных слов и перезадавания самому себе уже заданного вопроса ответил (на английском языке, производящем впечатление гремучей смеси Мутко и Кличко):

"Говоря о банковской сфере: Сбер теперь не банк, бОльшая структура, но ядром нашего бизнеса является банк, и, если мы говорим об этике, для нас это также является ключевым вопросом.

И если мы говорим об этике ИИ, то надо разделить вопрос на две части. Первая – кто несёт ответственность за это. Если мы говорим о процессе обучения машин, то вопрос – кто разработчик [Похоже, это означает: "Сбер не несет ответственности за применяемые им технологии, если что, во всем виноват разработчик - Прим.ред.]. Потому что всё, что является ядром вашей корпоративной культуры, может быть имплементировано в алгоритмы самообучения машин.

Второй вопрос – какие этические принципы более важны для банковского бизнеса [При чем здесь вообще банковский бизнес, если Греф и здесь, и в других выступлениях всячески старается убедить всех, что "Сбер" - уже не банк? Похоже на шизофрению. - Прим.ред.].

Я бы сказал, что первый вопрос [Только что ж был второй? Греф, похоже, не способен воспроизвести классификацию, состоящуб более чем из двух пунктов. - Прим.ред.] – это безопасность. Надёжный ИИ, надёжные ваши данные, и защищают данные ваших клиентов. Это вопрос номер один.

Подробнее на https://delyagin.ru/articles/183-sobytija/90140-pokhozhe-v-davose-gref-dal-ponjat-chto-schitaet-sberbank-ne-zasluzhivajushhim-doverija-i-ne-ponimajushhim-smysla-sobstvennykh-deystviy-v-sfere-iskusstvennogo-intellekta
как бы это сказать в присутствии женщин.

Похоже, в Давосе Греф дал понять, что считает «Сбербанк» не заслуживающим доверия

Предлагаем Вашему вниманию перевод, на наш взгляд, шокирующего выступления Грефа в Давосе в 2021 году. Отвечая на стандартный в наши дни вопрос об этических принципах технологий искусственного интеллекта, Греф после стандартных же приветственных слов и перезадавания самому себе уже заданного вопроса ответил (на английском языке, производящем впечатление гремучей смеси Мутко и Кличко):
"Говоря о банковской сфере: Сбер теперь не банк, бОльшая структура, но ядром нашего бизнеса является банк, и, если мы говорим об этике, для нас это также является ключевым вопросом.
И если мы говорим об этике ИИ, то надо разделить вопрос на две части. Первая – кто несёт ответственность за это. Если мы говорим о процессе обучения машин, то вопрос – кто разработчик [Похоже, это означает: "Сбер не несет ответственности за применяемые им технологии, если что, во всем виноват разработчик - Прим.ред.]. Потому что всё, что является ядром вашей корпоративной культуры, может быть имплементировано в алгоритмы самообучения машин.
Второй вопрос – какие этические принципы более важны для банковского бизнеса [При чем здесь вообще банковский бизнес, если Греф и здесь, и в других выступлениях всячески старается убедить всех, что "Сбер" - уже не банк? Похоже на шизофрению. - Прим.ред.].
как бы это сказать в присутствии женщин.

Что такое «закрывающие технологии»?

В развитых странах такие разработки частью не велись вовсе (рыночная экономика не дает массово тратить ресурсы на слишком рискованные разработки), а частью блокировались патентными механизмами и другими инструментами «защиты интеллектуальной собственности». (С точки зрения эволюции технологий разрушение СССР выглядит как захоронение смертельно опасных для развитого мира и его монополий технологий — своего рода оружия их массового уничтожения — в одном гигантском могильнике).
До срыва в Глобальную депрессию выход «закрывающих» технологий на мировые рынки представляется невозможным, так как вызовет резкое сжатие индустрии и ввергнет большинство успешных стран в катастрофу. Скачок производительности труда в кратчайшие сроки сделает лишними сотни миллионов рабочих рук, что создаст беспрецедентную социально-политическую напряженность. Широкое применение «закрывающих» технологий возможно лишь как реакция на эту напряженность уже после ее возникновения в результате распада глобальных рынков.
как бы это сказать в присутствии женщин.

Похоже, в Давосе Греф дал понять, что считает «Сбербанк» не заслуживающим доверия

Предлагаем Вашему вниманию перевод, на наш взгляд, шокирующего выступления Грефа в Давосе в 2021 году. Отвечая на стандартный в наши дни вопрос об этических принципах технологий искусственного интеллекта, Греф после стандартных же приветственных слов и перезадавания самому себе уже заданного вопроса ответил (на английском языке, производящем впечатление гремучей смеси Мутко и Кличко):

"Говоря о банковской сфере: Сбер теперь не банк, бОльшая структура, но ядром нашего бизнеса является банк, и, если мы говорим об этике, для нас это также является ключевым вопросом.

И если мы говорим об этике ИИ, то надо разделить вопрос на две части. Первая – кто несёт ответственность за это. Если мы говорим о процессе обучения машин, то вопрос – кто разработчик [Похоже, это означает: "Сбер не несет ответственности за применяемые им технологии, если что, во всем виноват разработчик - Прим.ред.]. Потому что всё, что является ядром вашей корпоративной культуры, может быть имплементировано в алгоритмы самообучения машин.

Второй вопрос – какие этические принципы более важны для банковского бизнеса [При чем здесь вообще банковский бизнес, если Греф и здесь, и в других выступлениях всячески старается убедить всех, что "Сбер" - уже не банк? Похоже на шизофрению. - Прим.ред.].

Collapse )
как бы это сказать в присутствии женщин.

Что такое «закрывающие технологии»?

Почему прорывных открытий становится в мире все меньше

Важная особенность глобального кризиса — резкое замедление открытия новых технологических принципов.

Помимо собственно технологических причин, оно вызвано укреплением глобальных монополий, которые стремятся затормозить способный подорвать их доминирование технологический прогресс.

Монополии создают все более сложные и дорогие технологии, разработка которых вне них невозможна из-за сложности управления и дороговизны. Сложность оргпроцессов начинает превышать управленческие возможности даже глобальных монополий, а рыночная ориентация на результат сужает возможности прорывных исследований с непредсказуемым исходом.

При этом глобальные монополии (в том числе в силу злоупотребления своим положением под видом защиты интеллектуальной собственности) препятствуют распространению знаний, что также усложняет технологический прогресс, делает его более затратным и способствует его торможению. (Снятие патентной защиты с 3D-печати, изобретенной еще в конце 80-х, исключение: признак способности монополий жертвовать своими интересами ради поддержания технологического прогресса, — но лишь после того, как они убедились в бесперспективности соответствующих изобретений для себя).

Для монополий важно не допустить качественного упрощения и удешевления используемых технологий, которое расширит их доступность и снизит возможности и уровень монополизации рынков.

Collapse )
как бы это сказать в присутствии женщин.

«Цифровой след» личности - новый смысл существования человечества и некоторые следствия этого. Декла


14. Ключевой предпосылкой складывания коммунизма является, как справедливо указывает Уральская школа политэкономии (Давыдов, Фишман и др.), приближение современной информационной инфраструктуры к постулированным Марксом «вечным машинам», не нуждающимся для своего функционирования в живом труде, за счет этого создающими возможность существования общества без эксплуатации и в данном качестве являющимися технологическим условием коммунизма.
Мир спекуляций сменяется миром рент: технологических, инфраструктурных — и прежде всего ренты, извлекаемой новой общественной инфраструктурой — социальными платформами — из активности пользователей. Эта рента вызвана как прямым управлением последними (контролем за получаемой ими информацией — а значит, за их мыслями и чувствами), так и обучением конкурирующих искусственных интеллектов на основе «цифровых следов» пользователей: чем выше объём и разнообразие этих следов, тем мощнее искусственный интеллект.
И компьютерный феодализм, и наследующий ему через его отрицание коммунизм будут основаны на ренте, прежде всего – технологической, инфраструктурной и социоинженерной.
Вероятно, по мере складывания коммунизма рента будет утрачивать свой материальный характер и перемещаться в сферу морального и профессионального авторитета.
d) Угроза разумности «человека играющего»
как бы это сказать в присутствии женщин.

«Цифровой след» личности - новый смысл существования человечества и некоторые следствия этого. Декла


12. Складывающаяся общественная структура - аналог феодализма, основанного на контроле уже не за средствами производства, а за всей жизненной средой как таковой.
«Компьютерное Средневековье недолго останется компьютерным», так как тайное знание вырождается в ритуалы и погибает, и сужение сферы интеллектуальной деятельности до верхних страт общества обеспечивает интеллектуальную деградацию, а затем – утрату технологий.
Дополнительным стимулом утраты технологий будет падение емкости рынков при распаде глобальных рынков на макрорегионы, и «закрывающие технологии» даже в случае своего успешного развития и распространения не сразу и не полностью компенсируют возникающие технологические провалы, что будет порождать техногенные и гуманитарные катастрофы.
как бы это сказать в присутствии женщин.

«Цифровой след» личности - новый смысл существования человечества и некоторые следствия этого. Декла


10. Минимизация общественной ценности индивида наряду с равной ценностью для тренировки искусственного интеллекта «цифрового следа», оставляемого им в счастье и горе, здоровье и болезни, наслаждении и боли обеспечит крайнее ослабление (хотя и не исчезновение) объективных предпосылок гуманизма.
Вероятно, критичными факторами для тренировки искусственного интеллекта будут объем и внутреннее разнообразие «цифрового следа», что обеспечит потребность капитала социальных платформ в максимальном числе пользователей, максимальной длительности их жизни и в максимальном разнообразии их поведения (то есть в максимальном разнообразии их состава в каждый момент времени и в максимальном разнообразии их поведения в течение жизни). Это становится дополнительным фактором поддержки почти любых меньшинств против почти любого большинства, тотального насаждения давно выродившегося в свою противоположность мультикультурализма и назойливых призывов «постоянно переизобретать себя на протяжении всей жизни».
Объективная потребность в разнообразии поведения для более эффективного обучения искусственных интеллектов в силу сочетания развитости и специфичности России качественно повышает потребность в ней ее стратегических конкурентов, но эта потребность будет сохраняться лишь до установления национального контроля за «цифровыми следами» ее граждан, жителей ее макрорегиона (если его удастся создать) и в целом носителей русской культуры.
как бы это сказать в присутствии женщин.

От цифровизации к эпохе Великих физиологических открытий

Россия в силу советского образования и науки, энергии бизнеса и деградации традиционных структур (вроде почты) стала одной из самых информатизированных стран мира. До коронабесия туристы обнаруживали это экспериментально, искренне недоумевая из-за где слабого, где медленного, а где и дорогого Интернета в наиболее фешенебельных странах Запада и порой даже страдая от отсутствия (пусть в основном и заимствованных у наиболее передовых стран того же Запада) привычных интернет-сервисов.
Однако для участия в гонке технологий на новом этапе энергии и энтузиазма бизнеса уже мало: нужна его интеграция с госуправлением, очистка последнего от бюрократического шлака и создание качественного нового не только для нас, но и для всего человечества управленческого сплава, соединяющего инициативу, разнообразие, энергию и интересы масс с быстротой и изощренностью искусственного интеллекта и стратегическим видением творцов и управленцев, прошедших жесточайший отбор в не полностью формализованной (что максимально приближает ее требования к реальности) конкурентной борьбе.
Вот задача, которая объективно стоит сегодня перед Россией. И глубокая интеграция в информационные сети налоговой службы, сделавшей ее одной из наиболее «цифровых» в мире, проведенная ее главой Михаилом Мишустиным, и назначение его (уже более года назад) по итогам этого прорыва председателем правительства, и очевидная концентрация им усилий и ресурсов на этом ключевом направлении свидетельствуют о понимании его абсолютной приоритетности.
Для формирования будущего и завоевания нами своего места в нем цифровизация даже важнее электрификации столетней давности. Мы должны построить, зубами и когтями выгрызть себе новый мир, потому что прежний, уютный и комфортный, теряет свое значение, - как Венеция с началом Великих Географических открытий.
как бы это сказать в присутствии женщин.

«Цифровой след» личности - новый смысл существования человечества и некоторые следствия этого. Декла


9. Данный переход отражает фундаментальное изменение главного продукта, производимого человечеством. Если до начала информационной эпохи (1991 год, когда продажи информационных товаров и услуг в наиболее развитой стране мира – США – превысили продажи материальной продукции) главной функцией человека было изменение окружающего мира, а в информационную эпоху – формирование собственного сознания, с 2020 года его главной функцией стало производство «цифровых следов» для обучения и тренировки конкурирующих друг с другом искусственных интеллектов.
Последняя смена функции обеспечила решение проблемы «лишних людей» с точки зрения общественной системы, пусть и негативное, путем перехода на новый технологический уровень: потребляющий больше производимого с точки зрения рыночных отношений (и потому с их точки зрения подлежащий утилизации из-за расточительности) с точки зрения информационных технологий производит важнейший ресурс эпохи – «цифровой след», являясь в прямом смысле слова «новой нефтью».
В этом отношении 2020 год стал водоразделом между эпохами жизни человека: в коллективах в социальных платформах.
Именно в 2020 в глобальном масштабе началось достижение масштаба разрушений, характерных для мировой войны (необходимых для «расчистки места» новому строю), невоенными методами. Коронавирус (даже в случае его естественного происхождения) стал поводом, коронабесие — инструментом.
Институционализировав смерть логики и отменив критическое сознание индивида, коронабесие стало инструментом восходящего капитала социальных платформ. То, что обширные группы старых капиталов смогли примазаться к этому рывку и извлечь из него даже стратегическую выгоду, не меняет его революционной сути.