Михаил Делягин (delyagin) wrote,
Михаил Делягин
delyagin

Categories:

Кто заставляет врачей убивать нас - и что с этим делать


Почему здравоохранение превратилось в здравозахоронение.
Чудовищные жертвы коронабесия (более 680 тыс.чел. «естественной» убыли за один 2020 год) с явной перспективой дальнейшего роста взывают к небесам если не о возмездии, то хотя бы о выяснении причин. Ведь ни сам по себе коронавирус, ни «оптимизация» превращенной в здравозахоронение медицины, ни массовый отказ в медпомощи при коронабесии, ни даже системное вымаривание страны искусственно созданным денежным голодом не могут убить такое число людей.
Углубленные интервью с профессионалами выявили ряд конкретных причин, ускользающих от общества и объясняющих масштабы жертв.
Прежде всего, это стандарты Минздрава, лишающие врача возможности реагировать на состояние больного. За отклонение от них врач, даже понимающий, что убивает пациента, может попасть в тюрьму. Поэтому совестливые врачи, выписывая смертельно опасные лекарства (например, азитромицин для сердечников), рискуя стать жертвой доноса, шепотом советуют пациенту не принимать их, а остальные мрачно наблюдают за ростом «личных кладбищ». В этом же основная причина самоубийств врачей.
Стандарты Минздрава предусматривают объем лекарств и «услуг», которые должен предоставить врач, но даже не упоминают об алгоритме их применения, — не говоря о корректировке их применения в зависимости от изменения состояния больного. Важность этого «эффективным менеджерам» и оптимизаторам здравозахоронения попросту неведома. Результат — аналог кулинарной книги, описывающей, сколько и каких продуктов надо для приготовления, например, супа, но не упоминающей о том, как же именно его готовить. Только итог — не испорченные продукты и неутоленный голод, а жизнь: ваша и ваших близких.
Классический пример — выписывание в ковидариях лошадиных доз антибиотиков «на всякий случай», без признаков бактериальной инфекции. Результат — выжигание желудочно-кишечного тракта и гибель от этого пожилых больных.
Общая политика понижения иммунитета (даже без признаков угрозы пресловутого «цитокинового шторма») ведет к их гибели от внутрибольничных инфекций, — с которыми зачастую просто не борются, как в средние века.
Другая причина массовой гибели граждан России — финансовая ориентация медицины: если не на ваши, то на бюджетные деньги. Итог — не только массовая фальсификация историй болезни для регистрации «более дорогих» заболеваний (обнуляющая, кстати, всю медстатистику), но и эпидемия избыточного медицинского вмешательства. Оно причудливо усугубляет последствия лишения доступа к медицине огромных масс россиян: от заведомо ненужных (или намного более тяжелых и, соответственно, дорогих, чем надо) операций до выписывания дорогих лекарств при полном игнорировании дешевых и системном подавлении профилактики.
Разговоры министров и их подручных об отсутствии лекарств от вирусов свидетельствуют в лучшем случае об их дремучем невежестве. В СССР килотоннами выпускался и применялся дешевый и эффективный препарат от РНК-вирусов (мы не можем назвать его в силу прямого законодательного запрета на медицинское просвещение для не являющихся врачами): тогда он спасал от энцефалита, сегодня был бы эффективен от всех штаммов коронавируса. Он выпускается и сейчас, — но официальная медицина мертво молчит о нем в силу его дешевизны, как и о других подобных препаратах и процедурах.
Разумеется, важную роль играет и обеспечиваемая государством деградация самих медиков, часто и не подозревающих, что инфекционные больницы не должны быть фабриками по перекрестному заражению пациентов.
Назначение обретшего всероссийскую известность прекрасного анестезиолога (правда, резко протестовавшего против спасшего неимоверное количество жизней массового онкологического скрининга, потому что он перегружает врачей) инфекционистом привело не только к его собственному заражению, но и к гибели большого числа людей из-за внутрибольничной инфекции. При этом ни в самой больнице, ни за ее пределами не нашлось никого, знающего, что в этом случае больницу надо закрывать на «чистку».
Другой пример — пандемия компьютерной томографии (КТ): по уровню облучения одна процедура — это несколько сот рентгенограмм разом. Бесконтрольные КТ снижают иммунитет, делая людей легкой жертвой инфекций. Безопасная же МРТ не популярна, так как требует чуть более высокой квалификации.
Результат политики государства налицо: демографический ущерб от либеральных реформ уже превысил ущерб от гитлеровского нашествия, а доля официальной сверхсмертности 2020 года в численности населения превысила долю расстрелянных в тотемном для либералов 1937 году.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments