July 30th, 2017

а мы крепчаем, нас любят

На фоне банковской санации 1937 год кажется торжеством законности и гуманизма


1. Банк России – патологоанатом банковской системы.
2. Выступление представителя банка "Югра" шокирует: он заявил о готовности его владельца занести в Банк России "чемодан с кэшем" в размере лишь 20% выявленной "дыры" и не ответил на претензии Банка России.
3. Уничтожение банковской системы под видом "санации" продолжится; если суд подтвердит ликвидацию "Югры", стоит ждать краха банка из первой двадцатки, а то и выше.
4. Банк России: пугающе беспрецедентное и безнаказанное торжество скудоумия
5. Экономика России: рост 0%, а официальная статистика, похоже, после "реформы" ноября 2016 года не выражает больше ничего.

СМОТРЕТЬ И ЧИТАТЬ ЗДЕСЬ.
а мы крепчаем, нас любят

Россия может лишиться более чем четверти своих международных резервов в любой момент


Сейчас перед Россией стоит вопрос уже не престижа или формата отношений с США, а спасения своих денег, причем очень значительных: 109 млрд.долл., то есть более четверти всех международных резервов страны, вложены в госбумаги США и могут быть заморожены в любой момент (ведь США уже замораживали активы Ирана, КНДР и Сирии на десятки миллиардов - после того, как подобно сегодняшней России, объявляли их своими врагами).
Принятый сенатом и конгрессом законопроект о санкциях, в том числе против нас, является не просто попыткой принудить Европу покупать вместо "тоталитарного" российского "демократический" американский газ - переплачивая за "свободу" даже больше, чем переплачивает Украина.
Этот законопроект - часть пакетного межпартийного соглашения о глубокой корректировке (а формально и вовсе отмены) Obamacare, - и поэтому Трамп не может отказаться от него по принципиальным политическим, а отнюдь не чисто силовым причинам. И этот законопроект предусматривает и анализ последствий заморозки активов России, то есть начало подготовки такой заморозки!
И на этом фоне обещания Министра финансов США действовать против нас активно и разрушительно выглядят отнюдь не абстрактной, а совершенно конкретной угрозой.