June 1st, 2017

а мы крепчаем, нас любят

ПМЭФ-2017: Россия уповает на глобализацию, от которой отказались даже её "хозяева"

Когда мы читаем "Тhe New York Times", которая еще несколько лет назад была уважаемой газетой, или слушаем по CNN заведомую околесицу, представленную истиной в последней инстанции, то мы понимаем, что это вранье и намеренное разрушение информационных рынков. Схожие вещи происходят с финансовыми рынками: с одной стороны санкции, с другой – борьба с разного рода добросовестными финансовыми операциями – разрушают единство и целостность. Граждане понимают, что, в зависимости от гражданства, далеко не во всех странах мира они могут хранить свои деньги. Говорить о конце глобализации, как о каком-то одномоментном событии, преждевременно, но конец глобализации, как процесс, безусловно идет.

ПОДРОБНОСТИ ЗДЕСЬ.

а мы крепчаем, нас любят

Вызовы эпохи национального предательства

Самый распространённый вопрос, который задают во всех аудиториях: когда кризис закончится? Он не закончится, потому что на самом деле это не кризис. Кризис — это переход в какое-то новое качество. Это значит просочиться сквозь игольное ушко, и за ним что-то откроется. Так вот, в нашем случае это не переход в новое качество. Это и есть само новое качество. Просто нам не нравится неизвестность, и мы от неё скрываемся. Неизвестность — это теперь нормальное состояние, по крайней мере на протяжении нашей с вами жизни.
Основные элементы кризиса таковы. Новые технологии меняют уже не только социальные отношения, но и самого человека, поведенческую и ценностную системы. На глобальном рынке монополии загнивают. Производительность растёт быстрее, чем ёмкость создаваемых рынков, и мы видим появление «лишних» людей, причём среднего класса развитых стран, которые слишком много потребляют и слишком мало производят. В результате средний класс развитых стран исчезает, размывается. А это критическая часть мирового спроса. Экономика завтрашнего дня — это экономика без спроса. Большой привет рыночным отношениям.

ПОДРОБНОСТИ ЗДЕСЬ.