August 19th, 2012

достали.

Культура: зачем нужна, что она может и чего не может



По итогам поездки в Пермь - беспощадно выграбляемый город, контуженный "современным искусством" - на "Русские чтения". Пермские боги и ангел с молотом (без серпа!) Выжигание старой Перми + экономический кризис = пустыри в центре города. Модерновая "культура" не только оскорбляет традиционную, но и отнимает деньги у жизненно важных расходов - начиная с музеев и библиотек. А не во всей миллионной Перми есть даже водопровод!!

"Современная культура" в Перми, по сути, объявила войну не только традиционной культуре, но и обычной жизни. Билеты в театр стоят иногда 45 тыс., и работникам культуры они недоступны. Эта авантюра стала одним из фактором изгнания прежнего губернатора Чиркунова, - несмотря на отсутствие выборов. КУЛЬТУРА ДОЛЖНА ПОВЫШАТЬ ГАРМОНИЮ СРЕДЫ, А НЕ РАЗРУШАТЬ ЕЕ. Фантастическая художественная галерея разрушается жёлтыми кошками. Губернаторов надо выбирать, но при высокой дотационности вводить внешнее финансовое управление.

Расшифровку текста читать здесь
достали.

До неприличия толерантные стражи БЕСпорядков

Оригинал взят у alexheli в До неприличия толерантные стражи БЕСпорядков
Ирина Ароян о разрешенном митинге в поддержку Pussy Riot

Пока казаки жестоко избивали сторонников
Pussy Riot, ростовская полиция безучастно делала вид, что ничего не происходит.
DSCN2929
Фото: Ирина Ароян Связанные одной цепью

- Мордобой – это тоже современное искусство, - цинично глядя мне в глаза заявляет “высоконравственный поборник” веры. По его собственному признанию он только что “набил морду” сторонникам Pussy Riot и забрал у них плакат в защиту осужденных девушек.

С позорного избиения защитников феминистской группы и начался разрешенный митинг на пяточке возле Публичной библиотеки. Злобно-оголтелая бригада из шестидесяти казаков -черносотенцев кинулась с кулаками на десяток щупленьких ботаников-митингующих. Пока под грязную матерную брань казаки жестоко избивали парней, стражи БЕСпорядка делали вид, что ничего не происходит. Полиция Ростова была заранее осведомлена  о намечающемся избиении мирных граждан, но не сделала ровным счетом ничего, чтобы остановить беспредел и беззаконие.

Первое, что слышу, подходя к публичке – грязный, отборный мат разносящийся по Пушкинской. Рядом – популярная детская площадка, строящаяся церковь, наконец. Но все это нисколько не смущает двухпудовых молодцов в черных одеяниях, чуть свет на чем  поносящих “б…-педерастов”.

До неприличия на этот раз толерантная полиция не обращает на матерщинников никакого внимания.

- Почему вы дали 15 суток за мат организатору митинга в защиту Пусек, и не задерживаете матерящихся казаков? – обращаюсь с вопросом к заместителю начальника отдела охраны общественного порядка г. Ростова-на-Дону, майору полиции Валерию Гребенюку.

- А где вы видите матерщинников? – ничуть не смущаясь отвечает полицейский.

В разбросанной по площади толпе идет волнение. Эстафету публичного позора подхватывает представитель городской администрации. На голубом глазу посланница мэрии пытается объяснить гражданам, что разрешенный властью митинг оказывается вовсе не законен, потому как заявитель находится в местах не столь отдаленных. А значит всем нужно срочно разойтись.

- А ничего что мы тут просто постоим? Ну что тут незаконного? – на том же голубом глазу отвечают ей митингующие.

То и дело кругом появляются люди с разными плакатами. Не испугавшийся мордобоя черносотенцев худенький паренек, как стойкий оловянный солдатик гордо держит плакат в поддержку арестованного за день до митинга заявителя акции Олега Прудникова.  Рядом крошечная старушка – божий одуванчик повесила на шею крик своей души - крупный плакат в защиту Pussy Riot  с цитатой из Евангелия от Матфея “Какою мерою меряете, такой и вам будут мерить”.

- Мне 73 года и мне стыдно и страшно за то, во что превращают нашу страну. Они просто убивают в людях веру в Бога и в справедливость.

Мужчина средних лет, гуляющий с собачками, достает плакат в защиту осужденных. На него тут же набрасываются представители казачества, вырывают бумагу из рук. Полиция по-щенячьи  кружит рядом.

Удивительно, но факт -  сторонники Pussy Riot выходят на бой с открытым забралом – смело высказывают свою точку зрения, не бояться называть имя и фамилию.

Мнимые же поборники веры и морали как “глупые пингвины прячут робко тело жирное в утесах”:  исподлобья наблюдают за происходящим, внося в “черные списки” всех, кто думает иначе, чем они.

Ну что ж, тем радостней осознавать себя в стане Буревестников!


P.S. в комментариях справедливо замечено: Где фото расправы?
Автор не смогла выложить свои фото из-за их плохого качества. Если у кого-то есть качественные фото-видео материалы - просьба выложить в комментариях или поделиться ссылками.
Некоторые фото можно увидеть на других ресурсах http://donnews.ru/V-Rostove-na-glazakh-u-politsii-izbili-zashchitnikov-Pussy-Riot_8473

Collapse )

достали.

Гениальный текст Максима Шевченко!! Читать всем: ВСЕ НАЧИНАЕТСЯ С ПЕСЕНКИ

Оригинал взят у shevchenko_ml в ВСЕ НАЧИНАЕТСЯ С ПЕСЕНКИ

Приговор трем плясуньям – постыдный, неадекватный, жестокий и главное… беспредельно глупый. Система публично высекла себя перед всем миром.

Но Система – не унтер-офицерская вдова, она страшный, суровый и тупой левиафан. Секущий сам себя, свирепо отдувающийся и важный монстр – что может быть смешнее и карикатурнее.

Против смеха у Системы нет защиты. Она не способна смеяться сама, и в ответ на смех, начинает пыхтеть, злиться и тащить всех в участок.

Придавая, таким образом, смеху политическое и практическое значение.

Система все это время видела перед собой панков и молодых девчонок, прошедших «крым и рым», сознательно отказавшихся от буржуазного и стабильного образа жизни, принципиальных нонконформисток и легкомысленно относящихся к морали стебщиц.

Вела же себя она так, будто перед ней три прогулявших воскресную службу женщины, случайно изменившие своим примерным мужьям и попавшие в дурную компанию странноватых революционеров.

Апофеозом была встреча Аркадия Мамонтова с пусями в тюрьме. Какими глазами он и его попечители видят эту сцену, интересно?

Трех молодых женщин поочередно вводят в кабинет следователя и дальше здоровенный мужик, которого нет в кадре, кстати, но которого страна видит как живого, спрашивает их: «вам не стыдно?»

Естественно, в ответ, с милой улыбкой – «нет», которое звучит как «да пошел ты…»

На чьей стороне симпатии зрителя – на стороне крашенных однотонных стен тюрьмы, баритона журналиста, напоминающего о мерзких школьных отчитках в кабинете директора школы – или арестанток, ни одной секунды не боящихся ни полиции, ни журналиста, ни всего государства с тюрьмами и атомными бомбами?

Подметали бы они улицы – об этом умоляли Систему с самого начала все, и либералы, и враги либералов, и священнослужители – над пусями самими бы смеялись до упаду. Что может быть смешнее – ниспровергательницы морали с метлами в руках!

Но Система искренне верит в силу тюрем, как инструмента наказания и политической борьбы.

Это у Системы, кстати, от ее преклонения перед США – ее представители на разные лады любят повторять, как там здорово работают законы, суды и тюрьмы, как мы должны у них всему этому учиться!

Все эти пожизненные сроки, заключенные, одетые в яркие пижамы, и сидящие в клетках со скованными ногами, вождение людей между камерами лицом вниз с заломанными назад и скованными руками - конвоир придерживает запястья (воспетое Соколовым-Митричем в незабвенной статье «Поза ку»), все эти современные каторги и одиночки – оттуда, из великой демократии.

И приговор пусям, во многом, оттуда. Это там надо не спорить с судьей, не вести себя дерзко (об этом в истерике шепчет адвокат, добивающийся соглашения с судом) перед его суровым лицом, не отказываться, когда тебе предлагают стучать и доносить (это называется соглашением со следствием) – и прочие мерзости, непривычные и неприемлимые нормальному человеку.

Это там судья – выразитель морального авторитета общества и государства, а юристы – привилегированный слой паразитов, крутящихся вокруг людей, опутанных законами и нормами, точно пчелы – паутиной.

Православные люди были и остаются оскорблены действиями плясуний и их промоутеров. Храм – в том числе и мемориальный Храм Христа Спасителя – несмотря на сомнительный порой моральный облик иных священников, несмотря на то, что в его подвальных или иных помещениях или вокруг него порой происходит городская и порочная светская жизнь – место личного глубокого молитвенного переживания для каждого.

Во время службы люди, хоть и молятся за Патриарха, страну, воинство, благорастворение воздухов, за тех, кто строил храм и за всех христиан, переживают все, что происхоит в храме сугубо лично, не как «члены РПЦ», а как община верных тому, что их привело именно в храм.

В этом дурацкая ошибка плясуний (если только они не хотели в принципе плюнуть в душу всем верующим): критика Патриарха и власти вне похабного поведения в храме – доходчивее и живее была бы для ума и сердца каждого верующего.

Теперь «Богородица, Путина прогони!» стала усилиями Системы (суда, госпропаганды, омона) – не просто песенкой неудачниц из панк-группы, а гимном единой оппозиции.

Тюрьма в России не имеет позитивного образа. Люди, в подавляющем большинстве, сочувствуют тем, кто попадает в тюрьму. Сделать тюрьму в России приемлемой для общества нормой невозможно – это означает изменить саму суть России (сталинские пи-ар мероприятия вкупе с террором создали лишь видимость народной подержки тюрьмы и каторги).

Похоже, Системе не нужна Россия – она навязывает нам образ всенародного приятия приговора трем молодым женщинам за всего лишь оскорбительное для православных поведение в храме. Но за это, повторю, православным было достаточно подметания метлой вокруг храма. Система пытается спрятаться за православных. Но православные не должны ей верить.

Система – с пьяными игуменами на спорткарах и гелендвагенах, с роскошью суперхрамов в элитных поселках, с «солидным Господом для солидных господ», с Великим Инквизитором. А не с верой и Христом.

Россия просто не может поддержать тюрьму как метод исправления. Слишком хорошо Россия знает мерзость и ужас тюрьмы.

И никто теперь уже не поверит (благодаря приговору), что не за песенку…

Хочу вспомнить под конец историю с другой песенкой, пропетой русскими мальчиками из все того же Московского университета во время пирушки в 1834 году.

Русский император

В вечность отошел,

Ему оператор

Брюхо распорол.

Плачет государство,

Плачет весь народ,

Едет к ним на царство

Константин урод.

Но царю вселенной,

Богу высших сил,

Царь благословенный

Грамотку вручил.

Манифест читая,

Сжалился творец,

Дал нам Николая, -

С.... ... подлец.

(цитирую по Герцену “Былое и думы”).

Студент Соколовский, автор этих строк, умер, выпущенный через несколько лет из Шлиссельбурга, на Кавказе от чахотки.

Остальные получили кто крепость, кто ссылку в разных видах. Герцен и Огарев, которые вообще не присутствовали при коллективном застольном пении, прерванном арестом по доносу провокатора, были наказаны Николаем за “вольность мыслей” и стали отцами русской революции.

От приговора за песенку до Ипатьевского подвала – прямой путь. Тогда он был долгим – аж в 84 года! Просто письма дольше ходили  - сегодня счет пойдет на годы, а то и быстрее…

Мог ли князь Голицын, назидая от имени Императора юношей 1834-го года жестоким приговором, предвидеть пылающие помещичьи усадьбы 1917-го года? Конечно нет! Ему казалось, что Система незыблема и ее поддерживает большинство населения (как и сегодня Системе так кажется по опросам).

Дикие жестокости русской революции во-многом вызревали под спудом Системы, не способной смеяться, не готовой прощать…

Сегодня Система, подражая былому имперскому величию, полагает , что деньги и телевидение изменили мир, но она такая же великая и имперская, имеющая право сажать за песенку. Праздничные парады, соцопросы и ОМОН убеждают ее в этом.

Тюрьма за песенку для панков и веселящихся студентов рождает ненависть и героев. Панки и студенты становятся революционерами и философами.

Сегодня у власти – не князья, а бюрократы и силовики, устроившиеся на бюджетах и ресурсах, считающие, что они праведные и страшные и, что они и есть “государство Россиское”.

Их валят либералы, растлевающие и развращающие народы России, чтобы отдать ее по частям западным колонизаторам и прорваться к нефти, газу, деньгам и удовольствиям.

И те, и другие – два лика одной и той же Системы – 90-х и 2000-х. И те и другие, судя по страстям, кипевшим вокруг приговора пусям, служат только самим себе.

Третья сила – молодежь, на улицах Москвы и Махачкалы, которой плевать в равной степени на величие государства и властей и на либеральные соблазны западных поп-демократий с их промоутерами в России.

Эта молодежь имеет дело с тюрьмой – в Махачкале (и вообще на Кавказе) давно и всерьез (а кроме тюрьмы еще и с ежедневными убийствами и похищениями), в Москве недавно и, как бы пока понарошку, через административный арест на несколько суток (никто не помнит НБП, Нину Силину и других, мотавшихся по тюрьмам).

Приговор в Хамовниках – это первый серьезный ответ Системы молодому поколению Москвы, переход от “понарошку” к настоящей тюрьме.

Думаю, ответ не заставит себя ждать. Это будет опять смех – более жестокий, провокативный, с готовностью драться всерьез.  

Создать будущее, в котором не было бы ни первых, ни вторых ликов Системы, но были бы вера, свобода и справедливость – вот задача .