Михаил Делягин (delyagin) wrote,
Михаил Делягин
delyagin

Ответ белорусским коллегам-1 (окончание следует)

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации, д.э.н.

 

СТЫДНО ПЕРЕД ЛУКАШЕНКО - 2

         После появления в «Ежедневном журнале» моей статьи «Стыдно перед Лукашенко» (http://www.ej.ru/?a=note&id=7730 ) я получил значительное количество откликов, авторы которых искренне считают предосудительным получение результатов, которые им не нравятся по политическим причинам.

        

При этом они последовательно игнорировали основной посыл моей статьи: если Белоруссия, не имея практически никаких своих природных ресурсов, получает сопоставимые с нашими результаты – значит, она управляется существенно более эффективно, чем Россия. Данные для сопоставлений я взял из официальных материалов Росстата: приведя белорусскую статистику, он тем самым признал ее достоверность, и у нас нет оснований полагать, что белорусская статистика искажается сильнее российской.

         Более подробно эту мысль я выразил так: «Мы знаем, что Белоруссия не обладает никакими значимыми природными ресурсами. Наигранность истерики кремлевцев по поводу того, что Лукашенко получал топливно-энергетические ресурсы по ценам Смоленской области, становится особенно очевидной, если сравнить уровень жизни в ней (не говоря уже о Брянской и Псковской областях) и в прилегающих регионах Белоруссии.

Каким бы плохим демократом ни был Лукашенко, он доказал, что является хорошим хозяйственником и честным правителем. Как бы ни ограничивал он белорусский бизнес, белорусскому народу совершенно явным образом достается значительно большая часть национального богатства, чем российскому. Какой бы страх ни вызывали белорусские органы безопасности и правопорядка, никто не обвинял их в сколь-нибудь значимой коррупции — не говоря уже о массовом грабеже бизнеса и населения.

Наконец, возмущающие российских либералов ограничения демократии в Белоруссии бледнеют на фоне зверских разгонов «Маршей несогласных» и жесткого прессинга недовольных, ставших основой путинской «сувенирной демократии»».

         Наиболее тщательным и аргументированным из всех возражений стал материал Д.Болкунца (http://balkunets.livejournal.com/681.html), который я и позволю себе прокомментировать. Должен отметить, что я искренне благодарен ему за доброжелательную дискуссию, которую надеюсь продолжить. Курсивом выделен его текст, обычным шрифтом – мои замечания. Вместе с тем мне приятно, что основная часть ключевых для меня тезисов не была им оспорена и, соответственно, по умолчанию была признаны правильными. Из 27 приведенных мной показателей он попытался оспорить лишь три.

         Итак:

 

КОМУ ДОЛЖНО БЫТЬ СТЫДНО?

комментарии к статье М. Делягина «Стыдно перед Лукашенко».

В «Ежедневном Журнале» от 17 января 2008 года была опубликована статья известного российского экономиста и политолога Михаила Делягина «Стыдно перед Лукашенко» (http://www.ej.ru/?a=note&id=7730 ). Многие тезисы и размышления автора не совсем достоверно показывают реальную картину экономического развития Беларуси.

 

Труд облагораживает человека

 В соответствии с законодательством в Беларуси, безработными, зарегистрированными в органах государственной службы занятости, считаются трудоспособные граждане в трудоспособном возрасте, постоянно проживающие на территории Республики Беларусь, не имеющие работы, не занимающиеся предпринимательской деятельностью, не обучающиеся в дневных учебных заведениях либо не проходящие военной службы и  зарегистрированные в органах государственной службы занятости. Численность экономически активного населения, для расчета уровня безработицы на конец отчетного месяца, определяется как сумма общей численности занятого населения за месяц и численности безработных, состоящих на учете в органах государственной службы занятости, на конец отчетного месяца. (Приказ Министерства статистики и анализа Республики Беларусь от 12 марта 2004 г. №58 «Об утверждении Методики ежемесячной оценки численности занятого и экономически активного населения»).

Следовательно, из числа безработных исключаются те, кто не имеет работу, ищет ее, но при этом в качестве безработного не зарегистрирован (аналогичная ситуация наблюдается в России - МД), а также работающие за рубежом (аналогичная ситуация наблюдается в Польше, Грузии, Сербии, Молдавии, странах Прибалтики и других странах с высокой долей людей, работающих за рубежом - МД). В международной практике количество безработных определяется не только исходя из тех, кто стоит на учете, но и с помощью статистического обследования.

Есть ряд обстоятельств, почему граждане не становятся на учет в службу занятости. Одной из причин является размер пособия по безработице, который не является экономическим стимулом постановки на учет. Так, в Беларуси средний размер пособия по безработице, по информации Минтруда, в конце прошлого 2007 года составил 46,5 тысячи белорусских рублей (около 21 долл. США). Минимальная величина пособия по безработице в России с 1 января 2008 года установлена в размере 770 рублей (около 31 долл. США). Кроме того, в Беларуси безработный обязан периодически являться в службу занятости и может привлекаться к выполнению общественных работ. Вот и получается, что официально декларируемый уровень безработицы в Беларуси составляет 1 %.

К сожалению, уважаемый автор, упоминая в конце предыдущего абзаца «статистические обследования», смешивает два принципиально разных понятия: «число официально зарегистрированных безработных» и «число безработных, определенных по методологии Международной организации труда (МОТ)». Эта методология учитывает в числе безработных всех лиц, не имеющих работу и ищущих ее. Безусловно, ее использование является более корректным, однако белорусская статистика его не публикует (а возможно, и не рассчитывает). Поэтому я пользовался статистикой именно «официально зарегистрированных безработных».

Недостатки этого статистического показателя описаны автором правильно, но являются одинаковыми для двух стран, - за исключением размеров пособия и того, что в Белоруссии безработный обязан периодически являться в службу занятости (это не слишком тяжело для безработного и потому вряд ли может служить причиной более низкого показателя) и может привлекаться к исполнению общественных работ. Последнее, хотя представляется справедливым (ибо общество имеет право потребовать от здорового безработного отработку пособия в разумных пределах), действительно может быть препятствием к получению пособия, особенно если масштабы общественных работ несопоставимы с размером пособия. Однако мне, к сожалению, не приходилось ничего слышать о самом факте общественных работ в Белоруссии. Хотелось бы узнать об этом больше так как иначе возникает ощущение, что они не имеют сколь-нибудь значимого характера и, соответственно не являются препятствием для регистрации в службе занятости.

Что касается сопоставления пособий по безработице – в России в августе 2007 года они составляли 1787,3 рубля. Это действительно втрое выше белорусского уровня, и сильнее стимулируют российских безработных, чем белорусских, к регистрации в органах занятости. Качественная направленность связанной с этим погрешности понятна, но количественные ее характеристики определить, по-видимому нельзя.

Поэтому обратимся к сопоставлению оценок общего уровня безработицы по двум странам. Независимый эксперт бывший Министр труда Александр Соснов в конце сентября говорит о 7% (http://naviny.by/rubrics/society/2007/09/24/ic_articles_116_152981). С учетом времени необходимого для необходимых социологических исследований, это, вероятно, данные на конец первого полугодия. В России безработица по методологии МОТ составляла примерно столько же – 6,7% (http://www.gks.ru/bgd/regl/b07_01/IssWWW.exe/Stg/d06/3-02.htm).

С учетом качественно больших ресурсов, которыми обладает Россия примерное равенство уровней реальной безработицы подтверждает мой основной тезис о качественно более высоком уровне эффективности белорусского госуправления.

Господин Делягин умалчивает о том, почему из «процветающей» Беларуси на работы в другие страны, по самым скромным оценкам, выехало свыше 600 тысяч белорусских граждан, что составляет 10 % трудоспособного населения. Именно такие данные (на самом деле заниженные) несколько месяцев назад обнародовало Министерство экономики в лице министра Н. Зайченко. Большая часть граждан работает в России, в Украине и странах ЕС. Сможет ли господин Делягин привести примеры столь же массового отъезда российских граждан на работу в Беларусь или другие страны?

Слова о «процветающей» Белоруссии целиком находятся на совести уважаемого автора комментария, так как в моем материале я таких слов не говорил. Если белорусские коллеги не понимают, что констатация более высокого уровня госуправления в Белоруссии по сравнению с Россией не означает того, что Белоруссия является раем земным, а сами они не живут при коммунизме, - это является исключительно их личной трудностью и не имеет к комментируемому ими моему материалу ни малейшего отношения.

Что касается массового выезда – да, в России он носит существенно меньший характер, но в значительной степени по причинам, связанным с транспортной доступностью (из Центральной России и тем более Сибири до Германии чуть дальше и отчетливо дороже, чем из Белоруссии) и национальной культурой (население России на порядок менее мобильно, чем белорусское украинское и молдавское, и даже переезд на заработки в соседний город часто является принципиально нерешаемой проблемой).

Следует отметить еще одно утверждение, которое автор приводит читателям: «Понятно теперь, почему значительная часть российских пенсионеров предпочитала переезжать на старость в Белоруссию?». Автор не приводит в цифровом отношении этой «значительной части российских пенсионеров», поскольку нет здесь значительности. Да и почему значительная часть должна переезжать в Беларусь, если средний размер пенсий в данных странах примерно одинаковый (около 160 долларов), а цены на предметы первой необходимости в России ниже? Другое дело, что возможны случаи переезда жителей северных регионов России на историческую Родину при выходе на пенсию.

Статистики такого рода действительно нет (по крайней мере, мне она неизвестна) я ссылаюсь на известные мне конкретные случаи. Смысл переезда заключается в качественно большем уровне личной физической безопасности (со стороны не только преступников, но и работников госорганов в частности милиции), лучшем медицинском и социальном обеспечении (в Белоруссии не объявляют безногих инвалидов работоспособными, отнимая на этом основании у них пенсии), практически полном на фоне России отсутствии коррупции, исполнения органами государства и местными властями своих функций (формулировка «ну и что, что я это должен – не хочу делать и не буду» нормальная в России в паспортных столах, ДЭЗах поликлиниках и прочих местах, в Белоруссии не встречалась, по крайней мере, в прошлые годы). Все это при сравнимом уровне жизни создает совершенно иное ее качество.

Плюс к этому коммунальные платежи в Белоруссии ниже российских, а их рост, как и рост цен на лекарства, медленнее что особенно чувствительно для пенсионеров. Да и доля контрафакта среди лекарств ниже, и их выписывание адекватней, чем в России.

 

Заслуживает рассмотрения ситуация, которая касается льгот. В отличие от России, где отменные в 2005 году льготы были заменены денежной компенсацией, в Беларуси в конце 2007 года льготы попросту ликвидировали, предусмотрев их компенсацию лишь для узкой части малообеспеченных граждан. Т.е. говорить о социальной направленности в Беларуси уже не приходится. Безусловно, отмена льгот – это благо для реального сектора экономики, т.к. ликвидируется перекрестное субсидирование. Но, отменяя льготы, следовало бы подумать и о своих гражданах, об электорате. В Беларуси это сделано не было.

Автор явно не знаком с реалиями монетизации льгот в России.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments